Будни с 10:00 до 20:00, выходные - по записи      +7 (812) 952-80-97



22 Янв

Дело № 2-6665/13

Дело № 2-6665/13

23 декабря 2013 года

принято в окончательной

форме 26.12.2013 г.

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

 

Московский районный суд Санкт-Петербурга

в составе: председательствующего судьи Барковского В.М.

при секретаре Абухбая А.З.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску

Х. А. к М. О. Д. об установлении отцовства.

У С Т А Н О В И Л:

Х. А., гражданин Швеции, обратился в Московский районный суд Санкт-Петербурга с требованием к М. О. Д. об установлении отцовства в отношении сына М. О.Д., М. А., 18.12.2002 года рождения.

В обосновании своего отца требования истец указал, что является биологическим отцом М. А, однако ответчица, с которой истец в браке не состоял, отказывается в порядке ст.48 СК РФ подать совместное заявление в органы ЗАГС для записи истца отцом этого ребенка.

Поскольку после рождения ребенка отношения с ответчицей не сложились, истец проживал совместно с ответчицей только эпизодически, однако навещал своего сына, проводил с ним много времени и оказывал материальную помощь на его содержании путем денежных перечислений до тех пор, пока в 2009 году ответчица не закрыла соответствующий банковский счет. В настоящее время ответчица чинит истцу препятствия в общении с ребенком, не признавая его отцовства.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, истец просил суд установить его отцовство в отношении М. А., 18.12.2002 года рождения.

В судебном заседании истец с участием представителя адвоката Корельской С.А. требования иска поддержал по указанным основаниям.

Ответчица в лице представителя адвоката Кирилловой Е.В. исковые требования не признала, оспаривала отцовство истца в отношении ее сына М. А., указав среди прочего, что в период весны 2002 года она также имела близкие отношения с иным лицом, которое может быть отцом ее ребенка. От дачи личных объяснений в суде М. О.Д. уклонилась, представив письменные объяснения по иску.

Суд, выслушав лиц, участвующих в деле, исследовав и оценив представленные по делу доводы и доказательства, находит исковое заявление подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст.49 СК РФ в случае рождения ребенка у родителей, не состоящих в браке между собой и при отсутствии совместного заявления родителей или заявления отца ребенка (пункт 4 статьи 48 СК РФ) происхождение ребенка от конкретного лица (отцовство) устанавливается в судебном порядке по заявлению одного из родителей, опекуна (попечителя) ребенка или по заявлению лица, на иждивении которого находится ребенок, а также по заявлению самого ребенка по достижении им совершеннолетия. При этом суд принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретно лица.

Как следует из материала дела, 11.03.2003 года отделом ЗАГС Территориального Управления Московского административного района Санкт-Петербурга за номером 410 была составлена запись акта о рождении М. А. Д., 18.12.2002 ода рождения. Матерью ребенка является М. О.Д., сведения об отце ребенка в записи акта о его рождении указаны со слов матери, то есть юридически отец отсутствует.

При рассмотрении данного дела  юридически значимым обстоятельством, подлежащим доказываю, является биологическое отцовство в отношении  М. А., 18.12.2002 года, родившегося у М.О.Д.

В соответствии со ст.56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основании своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федераральным законом.

Помимо собственного утверждения об отцовстве, истцом в доказательство обоснованности искового требования представлены следующие доказательства:

— лист транзакций согласно которому со счета истца на счет Мальковой О.Д. с июня 2002 ода по сентябрь 2008 ода осуществлялись переводы денежных средств в долларах США на общую сумму, эквивалентную свыше 500 000 рублей.

Указанное доказательство подтверждает исполнение истцом в пользу М. О. Д. денежных обязательств, которые по утверждению истца, не опровергнутому ответчицей, являлись участием истца в материальном содержании М. А.;

— многочисленные  фотографии,  начиная с 2003 года по сентябрь 2012 года, на которых изображены истец, ответчица, М. А., родители ответчицы.

Содержание и подлинность изображения на данных фотографиях ответчицей в установленном порядке не опровергнуты, в связи с чем суд исходит из показаний истца, о том, кто и при каких обстоятельствах изображен на представленных фотографиях. Содержание представленных снимков указывает на то, что истец и М. А. запечатлены в домашней обстановке в кругу членов семьи  М. О.Д., представлены  фотографии истца с ребенком и только ребенка за различные возрастные периоды от самого маленького возраста до школьных фотографий сентября 2012 года. Фотографии сделаны как по месту жительства ответчицы, так и по месту жительства истца в Швеции, а кроме того запечатлены совместные истца и ответчицы с ребенком в поездки в Болгарию, Кипр, Грецию. Представлены фотографии ребенка в детском саду и школе, на снимках присутствует истец, в том числе обнимающий М. А.. Представлены фотографии за игрой и занятиями в бассейне, в постели, в душе, за обеденным столом, на пикнике. Многие снимки представлены с пометкой истца «день рождения С.» и соответствующей датой на снимке. Анализ представленных изображений и сам факт нахождения таких фотографий у истца позволяют сделать вывод о том, что истец был вхож в круг семьи М. О.Д. и поддерживал с М. А. близкие отношения с момента его рождения как минимум до сентября 2012 г.

В своих письменных объяснениях ответчица не отрицала, что истец мо быть отцом ее ребенка. Это следует из дословных выражений: «во время последнего триместра моей беременности истец утверждал, что не является отцом ребенка… отказался от совместной регистрации ребенка», то есть вопрос об отцовстве истца ответчица ему ставила, следовательно предполагала его отцом ребенка. При этом ответчица утверждает, что  весной 2002 года имела отношения также с иным лицом, который может быть отцом ребенка, однако никаких доказательств отцовства другого лица не представила, не смотря на то, что судом в порядке ст.56 ГПК РФ это прямо предлагалось представителю ответчицы.

Иные объяснения ответчицы не опровергают доводом истца об участии в жизни ребенка и сводятся лишь к ее нежеланию юридического закрепления отцовства истца и осуществлениям им родительских прав.

Однако предметом данного судебного разбирательства являлось лишь биологическое происхождение ребенка, а не порядок осуществление родителями своих прав по отношению к нему.

В  то же время указанные доказательства, включая внешнее сходство ребенка с истцом, могут свидетельствовать о биологическом отцовстве истца с ребенком только косвенно.

В качестве прямого доказательства биологического отцовства истцом предоставлен отчет  Центра диагностики ДНК «PAPPATEST.SE», который со слов истца был выполнен по сравнительным образцам, взятым с зубной щетки и волоса М. А.. По результатам данного исследования вероятность отцовства истца в отношении носителя образцов, записанных под именем «Э. М.» (в переводе с английского) составляло более 99,99%.

В тоже время оценить данное доказательство как однозначное подтверждение биологического отцовства истца в отношении М.А. не представляется возможным, поскольку неясна достоверность представленных на исследование образцов.

В этой связи ответчице в порядке ст.56 ГПК РФ предлагалось представить доказательства, опровергающие утверждение истца, в том числе право ходатайствовать о проведении генетической экспертизы происхождения ребенка, на которой настаивал истец, и разъяснялись последствия уклонения от представления доказательств, что было проигнорировано ответчицей, занявшей позицию затягивания производства по делу.

В соответствии со ст.68 ГПК РФ в случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны.

В соответствии со ст.79 ч.3 ГПК РФ при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставления экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно , суд в зависимости от  того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым.

Поскольку возможность проведения экспертизы целиком зависила от ответчицы, без согласия которой получить биологические образцы от ее ребенка невозможно, ответчицу следует признать уклонившейся от производства экспертизы.

Таким образом, в отсутствие доказательств со стороны ответчицы, суд исходит из доказательств, представленных истцом, которые в их совокупности суд оценивает как относимые, допустимые и достаточные.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ, суд.

Р Е Ш И Л:

Исковые требования Х. А.  к М. О. Д. об установлении отцовства- удовлетворить.

Установить отцовство Х. А., 22.04.1952 года рождения, гражданина Швеции, уроженца Себзевар, Иран, проживающего по адресу: Санкт-Петербург, Гродненский переулок 12-14 кв.53, в отношении М. А. Д., 28.12.2002 года рождения, актовая запись о рождении которого от 11.03.2003 г. за номером 410 составлена отделом ЗАГС Территориального Управления Московского административного района Санкт-Петербурга.

Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы  через суд, принявший решение.

Судья